Отправил начальник меня как-то в командировку в Америкосию.

Летел не один, с коллегой, звать — Леха, жуткий долбо%б с неиссякаемой тягой к асоциальным приколам.

Прошли контроль, сидим в экономе, в хвосте, пассажиры почти все русские, кислые все…

Перед нами сидит активно лысеющий дядька со своей второй, более весомой и тихо трындящей половиной.

Скукота, вобщем. По знакомому и нехорошему блеску в глазах Лехи понимаю, что терпелка у него уже лопнула, и щас начнется аттракцион невиданного стеба.

Только набрали высоту, как Леха достает из портмоне 20 американских рублей и, дотронувшись до плеча впереди сидящего дядьки, с невинным видом протягивает ему бумажку:

— Будьте добры, передайте за проезд!

Дядька на автомате берет баксы, зависает на пару секунд, а потом, просветлев лицом и заговорщицки подхихикивая, то же самое проделывает с пассажиром перед ним.

Под нарастающий гул и смех в салоне Лехина двадцатка дошла до упора и попала в руки к симпатичной барышне.

Дядька тут же прокомментировал:
мол, и барышне приятно, и весь самолет поржал всего за 20 баксов…

История на этом должна была и закончиться, если бы не барышня. Та, кивнув тому, кто передал деньги, встает с кресла и с серьезным видом скрывается за ширмочкой, где тусуются стюардессы.

В салоне стало тихо, как в морге перед Новым годом.

Леха впервые в жизни впал в ступор: неужто барышня вообще без мозгов? Где-то через минуту (за которую Леха открутил все пуговицы у себя на пиджаке) барышня возвращается и все с тем же невозмутимым видом отдает двадцатку тому, от кого получила, и что-то негромко ему говорит.
Теперь уже волна ржача пошла в обратную сторону и дошла до нас в виде Лехиной же двадцатки, которую он получил от рыдающего дядьки вместе со словами:

— У пилотов мелочи нет, просили без сдачи!..

Источник